-->
24 июня 2009

Анализ судебной практики по вопросу признания финансового кризиса обстоятельством непреодолимой силы

1.Согласно п.3 ст. 401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Рассмотрим судебную практику по вопросу признания финансового кризиса, а также действий (бездействия) государственных органов в качестве непреодолимой силы. МКАС Анализ сложившейся практики МКАС показывает, что в большинстве случаев наличие обстоятельств, влекущих освобождение стороны от ответсвенности за исполнение обязательств по договору не признавалось. Так, в решении по делу № 259/1998 МКАС не признал обоснованной ссылку ответчика — покупателя из Республики Корея на то, что частичная неоплата поставленного ему товара произошла из-за наступившего кризиса на финансовом и фондовом рынках Республики Корея. Проведенный составом арбитража анализ форс-мажорной оговорки контракта позволил сделать вывод о том, что ссылка ответчика на ухудшение экономической ситуации в его стране не может служить основанием для освобождения его от платежа за полученный товар и ответственности за просрочку платежа.

Аналогичным образом (дело № 169/1996) МКАС не признал обоснованным утверждение ответчика (венгерской фирмы) о том, что просрочка задолженности по оплате товара произошла вследствие изменений рынка в Венгрии. МКАС отметил, что изменение условий реализации продукции на рынке относится к обычным коммерческим рискам, которые покупатель должен учитывать при осуществлении коммерческой деятельности. Это обстоятельство не подпадает под основания освобождения от ответственности, предусмотренные контрактом сторон.

В деле № 155/1994 не были признаны в качестве обстоятельств, освобождающих ответчика от ответственности рост цены на продаваемый товар на мировом рынке. Не признано основанием для освобождения ответчика от ответственности то, что российским банком не был произведен платеж истцу в соответствии с указанием Центрального банка РФ о приостановлении выплат резидентам по валютным контрактам в пользу нерезидентов (дело № 198/2000). Истец — итальянская фирма требовал от российской организации ответчика погашения задолженности по контракту, уплаты процентов за пользование его денежными средствами, а также возмещения издержек на ведение дела и расходов по арбитражному сбору. Ответчик возражал против требований истца, ссылаясь на то, что им были даны указания о платеже российскому банку, который списал с его счета требуемую истцом сумму, в подтверждение чего представил письмо российского банка и свои бухгалтерские документы. Российским же банком эти денежные средства не были переведены в итальянский банк на счет истца в соответствии с указанием Центрального банка РФ N 344-у от 04.09.98 о приостановлении выплат резидентом по валютным контрактам в пользу нерезидентов. Поскольку указание ЦБ РФ являлось непредвиденным обстоятельством, ответчик, по его мнению, не несет ответственности в силу ст. 79 Венской конвенции. В своем решении по делу МКАС пришел к выводу, что ссылка ответчика на возникшие препятствия по исполнению своих обязательств (названное указание ЦБ РФ) не основана на ст. 79 Венской конвенции 1980 г. и также не может быть принята МКАС во внимание, поскольку неисполнение ответчиком своего обязательства вызвано действием третьего лица (российского банка), привлеченного для исполнения контракта, и не доказано, что это третье лицо было бы освобождено от ответственности.

Необходимо иметь в виду, что чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, соответствующие признакам, предусмотренным п. 3 ст. 401 ГК РФ, тем не менее в силу п. 1 ст. 405 ГК РФ не освобождают заемщика от уплаты договорного штрафа за просрочку платежа, если эти обстоятельства наступили в период, когда заемщик уже находился в просрочке. К такому выводу пришел состав арбитража, рассматривая споры между фирмой из США и белорусской организацией (дело N 194/2003, решение от 20 апреля 2005 года и дело N 195/2003, решение от 13 апреля 2005 года). При применении в данных случаях п. 1 ст. 405 ГК РФ состав арбитража обоснованно исходил из положения этой статьи, согласно которому должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. При этом также обоснованно не была принята во внимание ссылка заемщика на то, что после отмены запрета он также был лишен возможности произвести платеж из-за блокирования принадлежащих ему денежных средств министерством финансов его страны. Гражданский кодекс РФ (п. 3 ст. 401) прямо предусматривает, что к обстоятельствам непреодолимой силы не относится отсутствие у должника необходимых денежных средств.

При разрешении спора между английской фирмой и российским предприятием с иностранным участием, действующим на территории России (дело N 135/2002, решение от 16 июня 2003 года), составом арбитража было констатировано, что в силу ст. 405 ГК РФ (контрактом было избрано в качестве применимого к отношениям сторон российское законодательство) должник, просрочивший исполнение, не освобождается от ответственности перед кредитором за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. Соответственно, не была признана обоснованной ссылка ответчика на то, что он должен быть освобожден от имущественных последствий (уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами) на период временной приостановки его предприятия.

В связи с этим следует заметить, что согласно Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА (п. 1 ст. 7.4.9) «если сторона не уплачивает денежную сумму при наступлении срока платежа, потерпевшая сторона имеет право на проценты годовых на эту сумму с момента наступления срока платежа до момента уплаты, независимо от того, освобождается ли сторона от ответственности за неплатеж». По делу № 137/2002 от 12 марта 2003 г. суд решил, что «приведенные Ответчиком в обоснование отказа от оплаты товара доводы, а именно наличие обстоятельств финансового кризиса в России в 1998 г., не могут быть приняты во внимание, поскольку обязательство платежа возникло у Ответчика за месяц до наступления финансового кризиса и, следовательно, не связано с последним причинно-следственной связью.».

2. Практика федеральных арбитражных судов

Суд не находит оснований для отказа от договора в следующих случаях:

1. обстоятельство непреодолимой силы наступило в то время, когда должник уже находился в просрочке.

2. на исполнение обязательства отведено какое-то длительное время, поэтому рано говорить о невозможности его исполнения. Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 30 ноября 1999 года по делу N А56-22639/99 суд указал: «Договор займа, заключенный между юридическими лицами, носит коммерческий характер, поскольку предполагает выплату заимодавцу не только номинальной стоимости облигации, но и процентов. Следовательно, субъект Российской Федерации, а в данном случае — Ленинградская область, выступает как один из субъектов предпринимательской деятельности. Основанием для освобождения ответчика от ответственности является только наступление обстоятельств непреодолимой силы. Бюджетный кризис, на который ссылается Комитет финансов, имел место в 1998 году, а срок погашения облигаций — 24.06.99. С учетом изложенного кассационная инстанция не находит, что во взыскании процентов в полном объеме может быть отказано.».

Суд не признал финансовый кризис обстоятельством непреодолимой силы:

1. В Постановлении ФАС Северо-кавказского округа от 5 января 2000 года по делу NФ08-2993/99 суд посчитал следующим образом: «При вынесении постановления об освобождении банка от ответственности судом апелляционной инстанции без ссылок на нормы права, регулирующие данные отношения, необоснованно состояние финансово — экономической обстановки в целом в стране после событий 17.08.98 было расценено как непреодолимая сила, вследствие чего неправильно применены к ответчику нормы части 3 статьи 401 ГК РФ. Суд не указал, какую роль сыграл „скачок“ курса доллара по отношению к курсу национальной валюты России, имевший место в августе 1998 года, при перечислении банком валютных средств, принадлежащих истцу, в сентябре и декабре 1998 года, а также в апреле 1999 года. Не установил, на каком этапе совершения банковских операций по исполнению платежного поручения имело место удержание валютных средств истца. Все перечисленные обстоятельства имеют существенное значение для вынесения решения по делу и подлежат исследованию судом при новом рассмотрении дела.».

2. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 марта 1999 г. по делу N А332449/98-С1-Ф02-394/99-С2: «В соответствии со статьей 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Лицо, не исполнившее обязательство или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам Арбитражный суд Красноярского края относит действия Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации, начиная с 17.08.1998, и характеризует обстановку, сложившуюся в Российской Федерации, как финансово-экономический кризис, составной частью которого является и кризис банковской системы.

Вместе с тем понятие „непреодолимая сила“ (форсмажор) определяется как чрезвычайные и непреодолимые при данных условиях обстоятельства и, следовательно, должно быть исключительными и объективно непреодолимыми (в соответствующей ситуации) событиями или явлениями. К таким обстоятельствам нельзя отнести отсутствие у должника необходимых денежных средств.».

Суд признал финансовый кризис обстоятельством непреодолимой силы:

1. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 23 декабря 1999 г. NА55-5520/99-31 в связи с резким повышением курса немецкой марки после 17.08.98 истец оказался не в состоянии выполнить условия контракта и был вынужден отказаться от него. Суд в мотивировочной части своего постановления пришел к следующему выводу: Поскольку начало экономическому кризису, начавшемуся 17.08.98, положило заявление Правительства Российской Федерации и Центробанка Российской Федерации о частичном моратории, то есть действия государства в лице указанных органов, орган валютного контроля не вправе применить к ЗАО «Теплосервис» финансовые санкции. Возврат переведенной в оплату товаров суммы оказался невозможным вследствие действия непреодолимой для истца силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, каковым является резкое повышение курса немецкой марки по отношению к российскому рублю и вследствие этого отсутствие у истца возможности приобретения валюты для исполнения контракта в полном объеме.

2. В Постановлении ФАС Поволжского округа от 16 ноября 1999 г. по делу № А72-2217/99-з165 истец, обжалует Постановление Ульяновской таможни, по которому привлечен к ответственности. Истец не согласен с данным постановлением поскольку незачисление валютной выручки произошло вследствие финансового кризиса в России в августе 1998 г., в результате чего снизилась цена экспортируемых автомобилей в Монголию. Судебная коллегия, руководствуясь ч. 6 ст. 231 Таможенного кодекса Российской Федерации, пришла к выводу, что истец не может нести ответственность за правонарушение, которое произошло вследствие непреодолимой силы.

В ситуациях, связанных с финансовым кризисом в судебной практике можно найти и постановления, в которых суды расторгли договор в связи с существенным изменением обстоятельств (статья 451 ГК РФ) , а также постановления, в которых договор расторгнут не был. Суд расторг договор по ст. 451 (существенное изменения обстоятельств) в связи с финансовым кризисом: Постановление от 3 ноября 1999 г.по делу N КГ-А40/3612-99: «Арбитражный суд, оценив в соответствии со ст. 59 АПК РФ имеющиеся в деле доказательства и с учетом наличия одновременно условий, перечисленных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, обоснованно расторг договор в связи с существенно изменившимися обстоятельствами — финансовый кризис и резкое увеличение курса доллара США, в условиях которого исполнение договора без изменения его условий, касающихся порядка оплаты технологического оборудования, существенно нарушил бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон. Согласно п. 3 ст. 451 ГК РФ при расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.».

Суд не расторг договор по ст. 451 (существенное изменения обстоятельств) в связи с финансовым кризисом: ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 25 января 2000 г. по делу N КГ-А40/4646-99 Универсальный акционерный коммерческий банк «Уникомбанк» обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы к ОАО «МТТ-Инвест» и ОАО «Инвест-центр» о досрочном расторжении кредитного договора и взыскании солидарно с заемщика и поручителя процентов. Решением от 25.10.99 в удовлетворении иска отказано. Решение мотивировано тем, что обстоятельства, на которых истец основывает свои требования о досрочном расторжении договора, — привлечение средств клиентов для предоставления кредита, финансовый кризис банка после августа 1998 года, отзыв лицензии на осуществление банковской деятельности, возбуждение дела в арбитражном суде о банкротстве банка и признании его банкротом, неисполнение заемщиком обязательств по предоставлению бухгалтерской отчетности — не являются обстоятельствами, которые стороны не могли предвидеть при заключении кредитного договора, а также тем, что истец не представил суду доказательства существенного нарушения ответчиком обязательств, предусмотренных спорным договором. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. В кассационной жалобе истец просит отменить решение и принять новое решение о досрочном расторжении кредитного договора от 04.03.97 и взыскании с ответчиков солидарно суммы кредита и процентов, полагает, что выводы суда противоречат материалам дела и нормам гражданского законодательства, а решение в нарушение ст. 124 АПК РФ не мотивировано ссылкой на обстоятельства дела и нормативные акты. Истец также полагает, что стороны при заключении кредитного договора не могли предположить наступление финансового кризиса (непреодолимая сила), в противном случае договор был бы заключен на иных условиях, а банк не стал бы банкротом, что отказ в удовлетворении данного иска приведет к тому, что вкладчики (кредиторы банка) не смогут получить из банка свои деньги, поскольку не исключена ликвидация банка (ст. 97 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 419 ГК РФ). Представители ответчиков, не соглашаясь с доводами жалобы, просили оставить решение без изменения как законное и обоснованное, ссылаясь на непредставление истцом доказательств своих доводов о невозможности преодоления кризиса в августе 1998 года, отсутствие условий для прекращения договора по ст. 451 ГК РФ, вину истца в банкротстве и добросовестность заемщика. Рассмотрев имеющиеся в деле материалы, выслушав представителей кассационная инстанция не находит оснований для его отмены или изменения.

Статьей 451 предусмотрено, что договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: — в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; — изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть, после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; — исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; — из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. Суд правильно применил данную статью и установил, что истец не доказал наличие всех четырех условий, при которых договор может быть расторгнут, в частности обстоятельств, которые стороны не могли предвидеть при заключении кредитного договора. Такие обстоятельства, как финансовый кризис 1998 года, вызванный резким падением курса рубля по отношению к американскому доллару, стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы уже имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних 10 лет. Не доказано истцом и наличие причин, которые он не мог бы преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась. Так, из объяснений представителя банка и материалов дела следует, что кредиты в валюте предоставлялись им на невыгодных для банка условиях на длительные сроки с отсрочкой уплаты процентов за пользование денежными средствами на 3 года (л. д. 14 — 18), что не свидетельствует о заботливости или осмотрительности. Доводы банка о невозможности удовлетворения требований кредиторов (вкладчиков) о возврате вкладов без возврата сумм кредита правомерно не приняты судом, так как не основаны на законе. С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворена быть не может.

Вывод:

Судебная практика по данному вопросу противоречива. В тех случаях, когда суд не признает финансовый кризис обстоятельством непреодолимой силы, это обосновывается тем, что финансовый кризис является отсутствием необходимых денежных средств у должника и по этой причине не является таким обстоятельством в соответствии со статьей 401 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Яна Прусикова, магистр юриспруденции
Материал взят с сайта http://www.klerk.ru


Внимание!
По вопросу размещения интересных материалов обращайтесь.